Главная


Меню сайта
Форма входа



   
Постоянные части

В среде асигару также была своя элита, которая практически постоянно находилась на военной службе. В качестве примера можно рассказать о клане Хедзё. Этот клан жил в области, занимаемой современным Токио. В течение пяти поколений представители клана успешно занимали должность даймё, пока в 1590 году Тостом и Хидэёси не взял штурмом их фамильный замок Одавара. Самурай по имени Окамото Хачирёзаэмон Масахидэ служил в составе конной гвардии (го-ума мавари-сю) клана Хёдзё. Он должен был лично нести службу, обеспечивая себя лошадью, а также вести за собой четырех пеших самураев, шестерых асигару, вооруженных копьями, двух асигару-знаменосцев и еще двух асигару, которые должны были находиться в резерве.

Сам Окамото и его подчиненные асигару постоянно находились в замке Одавара. В записях фигурирует не только оружие асигару, но и их имена, что свидетельствует о постоянном характере их службы. Однако имена выявляют фундаментальное различие между самураями и асигару, самураи имели фамилию, тогда как асигару — нет. Любой асигару, дослужившийся до статуса самурая, получал фамилию, в которой один из иероглифов обязательно соответствовал иероглифу фамилии хозяина или кого-либо из его союзников. Этот любопытный пример классовых различий напоминает нам, что хотя служба асигару ценилась достаточно высоко, они в то время еще считались простолюдинами.

Другой вассал Хёдзс но имени Отё Нагато-ноками должен был предоставить для кампании 1590 года контингент в 252 человека, в том числе 75 конных самураев, 36 пеших самураев, 115 асигару и 26 рабочих. Большинство из этих воинов часть времени занимались сельским хозяйством. В результате армия Хёдзё не смогла противостоять армии Тоётами Хидэёси.

В качестве примера мобилизации. проводимой кланом Хёдзё, можно вспомнить мобилизацию 1560 года, проведенную Хёдзс Удзимаса (1538-90). Цитируемый ниже документ показывает, как крестьяне быстро превращались в асигару.

«1. Все мужчины, включая самураев, должны прибыть и зарегистрироваться до 20 дня этого месяца. Прибывшие должны иметь с собой аркебузу, копье, или любое другое оружие, если не хотят попасть в тяжелое положение.

2. Если выяснится, что хотя бы один человек из области уклонился от службы, этот человек, независимо от того самурай он или простолюдин, он будет обезглавлен.

3. Все мужчины в возрасте от 15 до 70 лет должны прийти, включая даже дрессировщиков обезьян.

4. Разрешается остаться в деревнях тем, кто старше 70 и младше 15, остальные обязаны явиться.

5. Хорошо, если пришедшие начистят свое копье и возьмут с собой маленький бумажный флажок. Те, кто хотят и способны служить тоннами, должны изъявить свое желание.

6. Все мужчины, подлежащие мобилизации, должны явиться в Кацукуи 4 дня и зарегистрироваться у моего заместителя, прежде чем вернуться домой. Если указанный день окажется дождливым, явиться следует в первый день, когда погода прояснится. Мужчины должны приходить на регистрацию в полном вооружении. У тех, у кого нет ни копья, ни лука, должны вооружиться хотя бы мотыгой или серпом.

7.Это предписание обязательно для всех, даже буддийские священники, желающие исполнить свой долг, должны явиться.

Следует исполнить все семь приведенных выше пунктов. Всякий, кто пренебрежет своими обязанностями, будет серьезно наказан. Те, кто докажет верность своему правителю, получат разумное вознаграждение».
Отряды быстрого реагирования

Вторжение противника не оставляло времени для неспешных сборов, описанных выше. В такой ситуации крестьяне не только должны были превратиться в асигару за считанные часы, но и правящий клан должен был иметь надежную систему связи, чтобы быстро оповестить всех своих сторонников. Наибольшую организованность в этом вопросе проявил Такела Синген (1521-1573), один из величайших полководцев своей эпохи. Он организовал систему сигнальных башен (нороси) по всем своим владениям. На вершине башни находился часовой-асигару, а внизу в железном котле был подготовлен горючий материал. Увидев сигнал на соседней башни, часовой быстро спускался к котлу и разжигал в нем огонь. Котел был соединен с рычагом, который поднимал его высоко и воздух. Эта система позволяла в считанные минуты устанавливать связь между границами провинции и ее столицей Кёфу.

Систему сигнальных башен дополняла система почтовых станций, с помощью которых конные гонцы перевозили донесения. Благодаря этим двум системам связи мобилизация провинции проводилась очень быстро. Обороноспособность провинции усиливалась за счет небольших постоянных гарнизонов, а также крупной постоянной армии численностью 3000 человек. Во второй половине XVI века японские даймё почти все время держали своих людей на военной службе, но до этого периода асигару посвящали военной службе лишь часть своего времени.
Организация и руководство

После того, как даймё начали понимать, что асигару — это ценный актив. О котором не следует забывать после победы, начали возникать организационные системы. Организация асигару принимала две формы: создание иерархической системы управления, возглавляемой самураями, и специализация асигару но типу вооружения. Выделялись три группы: аркебучиры, лучники и копейщики.

Общее командование отрядами асигару осуществлял кто-либо из доверенных самураев. Эта должность называлась асигару тайсё. Свидетельством того, что командование отрядом асигару было не менее престижным, чем командование отрядом самураев, может служить факт наличия асигару тайсё в составе «двадцати четырех полководцев» — ведущих представителей клана Такеда. Саигуса Моритомо, погибший в битве при Нагасино в 1575 году, был асигару тайсё, также как и Хара Тора-танэ, который, говорят, утверждал, что десяток асигару стоят сотни самураев.

Самая высокая должность, которую мог занять сам асигару, называлась асигару касира («капитан»), Асигару каси-ра командовал отрядом асигару, имевшим одинаковое вооружение. Исключение составляли отряды аркебузиров, в составе которых обязательно было некоторое число лучников, которые прикрывали товарищей стрельбой во время перезарядки аркебуз. Впервые этот факт отмечен в Койо Гункан, где сказано, что в отряде аркебузиров на десять аркебуз должно приходиться пять лугов.

Следующим уровнем иерархии была должность асигару-ко гасира («лейтенант»). В Койо Гункан говорится, что под командованием одного асигару касира находится пять асигару-ко гасира, которые командуют 75 лучниками и 75 аркебузирами. Таким образом, под командованием каждого асигару-ко гасира было 30 человек. Асигару-ко гасира были важным звеном в иерархии, поскольку простые асигару подчинялись непосредственно к ним. В Зёхё Мо-ногатари говорится, как следует подбирать асигару-ко гасира:

«В отряде аркебузиров выберите того, кто стреляет метче и быстрее других, обладает спокойствием и достаточной храбростью, чтобы не бежать, заслышав свист пуль противника».
Специализация

Асигару разделялись по типу имевшегося у них вооружения. Основных типов было три, аркебузы, луки и копья. В 1592 году армия Симачу, высадившаяся и Корее, имела 1500 лучников, 1500 аркебузиров и 300 копейщиков. В 1600 году клан Датэ представил Токутава отряд в составе 200 лучников, 1200 аркебузиров и 850 копейщиков. С течением времени доля аркебузиров неуклонно росла, тогда как пропорции других двух типов могли колебаться в широких пределах. К 1530 году ружья и луки стали оружием простолюдинов, тогда как самураи были озабочены лишь ведением поединков на мечах или копьях с равными себе по статусу. Японцы очень быстро поняли преимущества огнестрельного оружия. В Дзёсен Ки-дан читаем:

«Как правило, на поле боя задача асигару состоит в том, чтобы встретить противника залпами из аркебуз, направленных в самую гущу врага. Если аркебузой владеет самурай, он должен стрелять из нее прицельно по важным фигурам в строю противника».

Корейская кампания показала опустошительный эффект, который оказывает на противника стрельба залпами из множества аркебуз. Один из военачальников писал домой, что каждый воин, отправляющийся в Корею, должен взять с собой аркебузу. Другое оружие этот полководец считал излишним.

Аркебузы попали в Японию в 1543 году через португальцев. Выстрел из аркебузы производился через запальное отверстие с помощью просмоленного фитиля, вставленного в серпентин. Вскоре конструкция замка значительно усовершенствовалась, появился пружинный спусковой крючок. Чтобы предотвратить преждевременный выстрел. запальное отверстие закрывалось медной крышкой. В 1549 году клан Симазу стал первым японским кланом, применившим аркебузу в бою.

Но аркебузе были присущи и недостатки. По скорострельности она уступала луку, что делало необходимым использовать лучников для прикрытия аркебузиров, перезаряжающих свое оружие. Опыт сражения при На-гасино показал, что наиболее эффективна стрельба залпами, но такая стрельба была достижима только при достаточно твердом руководстве. Серьезную проблему представляла влажность. Во время дождя гас фитиль и аркебуза становилась бесполезной. Чтобы решить эту проблему создавались различные смеси, в которых проваривался фитиль. Например, эффективным средством считался состав, который японские красавицы использовали для чернения зубов!

Командовал отрядом аркебузиров теппо-ко гасира. Судя по рисункам того времени, отряд состоял из нескольких отделений численностью от пяти аркебузиров. В составе каждого отделения имелся лучник. Число отделений в отряде колебалось от одного до шести. Теппо-ко гасира держал в руке покрытую красным лаком бамбуковую палку, внутри которой хранился запасной шомпол, который пускался в ход, если у кого-нибудь из солдат ломался шомпол.

Лучники-асигару в большом количестве использовались в эпоху Враждующих государств. Некоторые лучники были искусными снайперами, но большинство умело лишь стрелять залпами в направлении противника. Японский лук представлял собой вариант большого лука, изготовленный из бамбука и ротанга. Снаружи лук покрывался лаком для защиты от сырости. Хотя эффективная дальность стрельбы у лука была меньше, чем у аркебузы, а также от лучника требовалось более высокое мастерство, лук обладал высокой скорострельностью, а также позволял повторно использовать стрелы, в том числе выпущенные противником. Действия лучников поддерживали носильщики, таскавшие за спиной большие корзины, вмещавшие до сотни стрел. Прицельная дальность стрельбы из лука составляла 30-80 м. Максимальная эффективная дальность— 380 м.

Подготовка лучников и аркебузиров требовала дополнительных расходов. Хотя подготовка аркебузира была не столь сложной, как подготовка лучника, все же от аркебузира требовался определенный навык, необходимый для быстрой перезарядки оружия, а также способность слушать приказы командира, для произведения залпа.
Военно-исторический альманах «Новый солдат»
Друзья сайта
  • Создать сайт
  •    http://www.budoweb.ru 
  • www.koicombat.org

  • http://catalog.xvatit.com
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 314



    Copyright MyCorp © 2017