Главная


Меню сайта
Форма входа



   
Тоётами Хндэёси                                                           

Лучшим примером асигару, сумевшим сделать блистательную карьеру, может послужить «японский Наполеон»— Тоётоми Хндэёси (1536-98). Отец Хидэёси служил в качестве асигару у Ода Нобухидэ — отца Ода Нобунага. В бою он был ранен в ногу, после чего ему пришлось оставить военную службу. В результате он утратил связи с кланом Ода и вернулся к земледелию. Его сын, напротив, делал карьеру в армии Ода Нобунага. Он сумел заслужить доверие со стороны главы клана. После смерти Нобунага Хидёси провел ряд блистательных кампаний и превратился в фактического правителя Японии. Достигнув своей цели, Хидэеси сделал все, чтобы другие не смогли повторить путь, пройденный им так успешно. В 1588 гаду, когда объединение страны практически завершилось, Хидэёси объявил «охоту за мечами», проведя повсеместную конфискацию оружия у крестьян. На проведение этой решительной меры не решался никто из прежних правителей Японии. Тем не менее, план Хидэёси в целом удался.

После «охоты за мечами» крестьяне больше не могли служить в армии. Поэтому даймё приходилось полагаться только на уже имеющихся солдат. В 1591 году, когда все даймё признали сюзеренитет Хидэеси, последовал новый указ, запрещавший переход из самураев в крестьяне и из крестьян в другие сословия: купцов или асигару. Так как этот указ сыграл заметную роль в истории асигару, приведем из него цитату:

«Если среди вас проживают люди, прежде состоявшие на военной службе, но вернувшихся к сельскому хозяйству на протяжении последних семи месяцев этого года, после конца кампании в районе Муцу, вы должны взять их под наблюдение и изгнать их...

Если кто-либо из крестьян бросит свои поля, или станет торговать, или наймется в работники, наказанию должен подвергнуться не только он один, но и вся его деревня...

Ни один вассал, без разрешения покинувший своего господина, не может получить работу у другого господина...

Если этот закон будет нарушен, а нарушитель сумеет избежать наказания, в качестве компенсации следует обезглавить трех других человек...»

Таким образом, асигару из разбитых армий не могли вернуться к земле, а разоруженные крестьяне потеряли право поступать, на военную службу. Таким образом, в 1591 году сложилась ситуация, коренным образом отличавшаяся от той, что существовала на протяжении предшествующих столетий.

Исполнение «Эдикта о разделении» растянулось во времени и продолжалось при наследнике Хидэёся — Токутава Иэясу (1542-1616). Асигару фактически превратились в рядовых японской армии. После утверждения у власти династии Токутава произошло окончательное разделение японского общества на изолированные социальные классы. На вершине социальной пирамиды оказались самураи. Асигару официально числились как младшая прослойка самурайского класса.

Вскоре после признания за асигару самурайского достоинства в свет вышла интересная книга, озаглавленная Зёхё Моногатари, то есть «Солдатские истории». Эту книгу в 1649 году написал Мацудайра Нобуоки, который командовал войсками сёгуна во время восстания Снмабара в 1638 году — последней крупной кампании, в которой пришлось участвовать, самурайской армии. В этой книге автор излагал свои взгляды на то, как следует применять асигару в бою. Так как восстание Симабара возглавляли самураи-христиане, объединившие недовольных новыми порядками крестьян, Мацудайра Нобуоки сумел извлечь много полезных уроков из опыта прошедших боев. Ценность «Солдатских историй» заключается в том, что она описывает вес аспекты военной жизни, тогда как прежние тексты на военную тематику посвящались практически только одной личной доблести кого-либо из самураев. Зёхё Моногатари можно рассматривать в качестве учебника командира асигару - того класса, который, например, в Хейкс Моногатари считается по сути несуществующим. К 1649 году асигару были признаны полноправными участниками самурайской войны.
Вербовка асигару

На протяжении своей истории асигару превращались из плохо подготовленных ополченцев в самураев. Ничто лучше не отображает этот процесс, как способы вербовки асигару,

Нерегулярный характер деятельности асигару в ходе войны Овив (1476— 77) подтверждался тем, что уровень дезертирства из армии часто соответствовал темпам вербовки новых асигару. часто к армии приставали настоящие банды, враждующие друг с другом, а командиры не знали, что твориться у них за спиной. Такие люди шныряли в районе, где велись боевые действия, ничем не отличаясь от простых крестьян, которые по ночам появлялись на поле боя. чтобы заняться мародерством.

Кроме таких случайных наемников. даймё часто ставили под свои знамена собственных крестьян и дзи-самураеа. С течением времени владения даймё расширились, в результате у них появились возможность набирать асигару менее случайным, более систематическим образом. На последней стадии своего развития асигару превратились в профессиональных солдат.

До 1580 года нехватка рабочих рук заставляла большинство даймё использовать своих асигару как в армии, так и в хозяйстве. Однако продолжительность кампаний росла, а вместе с продолжительностью росли сопутствующие войне проблемы. Более богатые землевладельцы могли позволить себе отрывать больше мужчин от сельскохозяйственных работ. В результате они сочетали экономические и военные методы развития. Успех рождал успех. Богатство привлекало к даймё на службу новых людей, что только увеличивало возможности даймё и закрепляло его возможность использовать подобное «разделение труда». Многие асигару бросали своих менее удачливых хозяев и переходили на службу к успешным даймё, В некоторых случаях отмечался коллективный переход солдат побежденного даймё на сторону победителя. Вопреки распространенному мнению, войны редко когда заканчивались массовым харакири. Побежденный даймё обычно сохранял свои владения, но становился вассалом победителя.
Мобилизация

Большинство даймё набирали асигару попросту проведя мобилизацию среди своих полусолдат-полукрестьян, отрывая их от земли, когда возникала внешняя угроза. Участие в войне было хорошим способом поправить свое финансовое положение, продвинуться вверх по служебной лестнице и отвлечься от опостылевшего ковыряния в земле. Сторонники Чосокабе Моточика (1539-99) находились в таком состоянии боеготовности, что обрабатывая рисовые чеки, держали копья с привязанными к ним сандалиями воткнутыми в межи. Эти энтузиасты полукрестьяне-полусамураи на совесть служили Чосокабе, сумев подчинить его власти весь остров Сикоку. В 1585 году эти добровольцы были разбиты численно превосходящей, лучше оснащенной и обученной армией Тоётоми Хидэёси, вторгшемся на Сикоку. Постоянная армия Хидэёси не имела равных себе. Его асигару практически не привлекались к сельхозработам, а самураи вообще не знали, как выращивают рис. Такой уровень профессионализма армии не мог позволить себе никто из японских даймё.

Японское общество вообще держалось на том, что сторонники даймё всегда были готовы выступить в поход. При хорошей организации даймё знал малейшие особенности своих владений, помнил своих вассалов, с которыми был связан системой взаимных обязательств. Вассалы, которые принадлежали к классу самураев, получали земли от даймё в обмен на несение ими службы в пользу даймё.

Наиболее важным аспектом службы вассалов была, конечно, служба в армии даймё, как лично, так и предоставление даймё своих асигару. Число воинов, выставляемых каждым самураем, определялось по его состоятельности. Единицей измерения состоятельности в Японии было количество риса, необходимое для прокорма одного человека в течение года — коку. Таким образом, каждый самураи знал, сколько он должен выставить асигару или других самураев, вассалов низшего уровня.

Продвижение по службе определялось почти исключительно успехами воина, а успехи измерялись количеством добытых голов. Верный и храбрый асигару мог рассчитывать перейти на следующий уровень, который в 1591 году Хидесеи формализовал, уравняв асигару в правах с самураями. Разница между бедными дзи-самураями и преуспевающими асигару постепенно размывалась и была окончательно уничтожена в ходе той же реформы Хидэё-си. Тем самым «японский Наполеон» вслед за Наполеоном французским мог сказать: «каждый асигару носит в своем ранце генеральский веер».

До 1591 года не существовала четкая граница между асигару и крестьянами, насильно мобилизованными в армию. После эдикта Хидэёси в качестве рабочих в армии стало можно использовать только крестьян, которым официально запрещалось носить оружие. В целом, это не мешало военачальникам, так как возросший уровень требований к солдатам делал бессмысленным боевое использование необученных ополченцев, которые бы больше мешали, чем помогали в бою.

До 1591 года граница между рабочими и солдатами была размыта, тех и других могли использовать в обеих ролях по мере необходимости. В то же время росла необходимость в квалифицированных рабочих. Например, клан Такеда располагал несколькими золотыми рудниками. А рабочие рудников идеально подходили на роль саперов, подводящих подкопы под укрепления противника. Подобный список рабочих с перечислением их специальностей имелся у клана Симазу из Сацума на юге Кюсю. В 1576 году Шимазу осадили крепость Такабару. В составленных перед началом кампании мобилизационных списках числилось множество различных рабочих-специалистов.
Военно-исторический альманах «Новый солдат»
Друзья сайта
  • Создать сайт
  •    http://www.budoweb.ru 
  • www.koicombat.org

  • http://catalog.xvatit.com
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 314



    Copyright MyCorp © 2017